Call-center: 8 (800) 555-58-50

бесплатный звонок со всех телефонов

Для поиска статьи выберите кухню
или выберите тематику

ПОГУЛЯЕМ И ПОЕДИМ В ВЕНЕЦИИ

Поделиться с друзьями

 Как мы и обещали, сегодня нам предстоит путешествие в Венецию. И связано это вот с чем. 4 марта 1678 года в Светлейшей (в то пору Венецианской Республике) произошло знаменательное событие, которое сегодня отмечают все меломаны мира, – в семье бывшего цирюльника, впоследствии главного скрипача в венецианской капелле собора Святого Марка  Джованни Баттиста Вивальди и Камиллы Каликкьо родился сын Антонио. Вполне естественно, что отец научил сынка играть на скрипке, да так, что тот частенько замещал отца в капелле ввиду его частых отлучек из Венеции. Антонио вырос и даже был рукоположен в сан священника – в Италии тех времён являлось привычным делом совмещение духовной и музыкальной карьер – но затем был отрешён от сана священнослужителя за «недозволенное» поведение во время церковной службы. Тем не менее, отлучить его от занятий музыкой никто, кроме Бога, не мог – и на свет появился великий композитор, скрипач, педагог и дирижёр, один из крупнейших представителей итальянского скрипичного искусства XVIII века, при жизни получивший широкое признание во всей Европе. Скончался композитор в Вене (мы там обязательно побываем в ское время), но в данном случае нас больше интересует Венеция, где он родился и стал музыкантом. Поэтому сегодня и завтра (на Венецию одной прогулкии мало) мы будем гулять и трапезничеть в этом замечательном городе, где нам удалось побывать прошлыи летом, сопровождая рассказы нашими же фотозарисовками. Начнем с Истории…

«Венеция своим происхождением обязана Аттиле: жители, спасаясь от этого хищника, бежали на низменные песчаные острова лагун Адриатического моря, и здесь мало-помалу образовался народ».

Всеобщая история, обработанная Сатириконом (Петербург, 1908–1913)

Примерно так и поступали древние обитатели северного побережья Адриатики. По крайней мере, достоверно известно, что первые поселения на островах лагуны возникли еще в V веке до н.э. Римляне называли здешних жителей венеты (veneti). По-латыни venetus – «голубой» (не надо ухмылок), голубой – в смысле лазурный (как морская вода). Получается, что венеты – «голубые» (а как еще называть такой русалочий народ?). В конце VII – начале VIII века на островах образовалась республика во главе с дожем (doge от латинского dux – вождь, предводитель), избираемым знатью путем многоступенчатых выборов на пожизненный срок (дело-то нешуточное, это вам не 4 года: представьте, сколько было интриг и склок). Сам же город Венеция появился попозже – в IX веке на острове Риальто. В XI–XVI веках Венеция, или как ее почтительно называли la Serenissima («Светлейшая»), – могущественная республика, крупная морская держава, контролировавшая торговлю с Востоком и игравшая главенствующую роль в Средиземноморье.

Первое, что огорошивает, когда подъезжаешь к Венеции на автомобиле, – шоссе вдруг упирается в огромный многоэтажный дом. То есть, дальше дороги нет! Дом – гигантский паркинг. Ставьте машину и помашите ей ручкой – где-то неподалеку вас ждет пристань, откуда речной трамвайчик (так и хочется сказать "автобус") за несчастные 7 евро в день повезет дальше – в островную Венецию. Однако автомобиль – не единственный способ. Сюда можно попасть, например, на катере из расположенного на материке аэропорта Марко Поло, или на поезде. Проезжаете размалеванные граффити серые заборы шумозащитного щита, пирамидальные тополя (прямо у перрона вокзала), за ними – блочная пятиэтажка, электрокар с пустыми багажными тележками. Солнце, тишина и запустение. На этом материковая часть города, так называемая Местре (Mestre), заканчивается. Далее поезд медленно движется по насыпной дамбе и завершает "плавание" на вокзале островной части. Вы проходите сквозь суматошный зал ожидания, выходите на улицу и оказываетесь не только в другом времени, но и в совсем другом пространстве. Прямо перед вами – зеленые воды Большого Канала. Привыкайте. Теперь улиц не будет – будут только каналы, поэтично именуемые rio, и тротуары вдоль каналов – fondamenta.

Город расположен на 118 островах Венецианской лагуны, разделенных между собой 150 каналами, через которые переброшено около 400 мостов. Город прекрасный, город чудесный, вожделенная, почти неосуществимая мечта. Эх, увидеть Венецию и помереть не жалко… Романтичнейший мы народ, потому как литературный (обо всем из умных книжек в основном и судим). Так и видится: подернутая зеленой патиной вода, лебединые гондолы, вязь улочек, мостки-мостики, неописуемые дворцы. Ну просто сон и поэзия. Как там у Анны Андреевны:

Золотая голубятня у воды,
Ласковой и млеюще-зеленой;
Заметает ветерок соленый
Черных лодок узкие следы…

Венеция. Старшая родственница нашей "Северной" – во время осенних штормов на Адриатике вода в каналах нередко поднимается так высоко, что заливает площади и улицы города. Точно, как и у нас в Питере… Наш город и строился Петром как Венеция – по крайней мере, Васильевский остров, где вместо улиц замышлялись каналы – ныне линии… Голые дворы, облезлые дома, развешанное на веревках белье, унылая тюрьма, заброшенные портовые склады... Бывшая столица, ныне провинция, безысходная, как всякая провинция. Точно – Питер! Тире и восклицательный знак напомнят нам о том, что в Венеции родился Альд Мануций (1450-1515) – издатель и типограф эпохи Возрождения, создавший современную систему знаков препинания…

На мосту Риальто куча народу, дальше – длинная (по венецианским меркам) улица с сувенирными и овощными и фруктовыми лавками, где продают удивительные по красоте, будто выточенные на токарном станке белые грибы/ porcini и большие желтые цветки мелких (размером с крупный огурец) кабачков-цуккини/ zucchini – из них готовят уникальное по красоте и вкусноте блюдо: цветки окунают в жидкое тесто и жарят во фритюре или начиняют рублеными анчоусами и петрушкой, панируют в сухарях и жарят на сковороде. Такое странное (на русский взгляд) блюдо очень типично для весны и раннего лета, и его подают повсюду не только в Венеции, но и в Риме. А из самих кабачков варят довольно приятное варенье:

Варенье из кабачков

Нам понадобится: 500 г молодых кабачков; 500 г сахарного песка; 1 лимон; 3 столовые ложки бренди или коньяка.

Вымойте кабачки, срежьте края и протрите на терке (лучше неметаллической). Выложите в кастрюлю, добавьте сахар и варите на слабом огне, постоянно помешивая, почти до готовности. В конце варки добавьте лимонный сок, а за несколько минут, до того как снять с огня, влейте 3 ложки коньяка и перемешайте. Теперь снимайте с огня, дайте остыть и разлейте по стерилизованным банкам. Потом можно устроить конкурс: "Кто угадает, из чего варенье?". Уверяем, что вы всегда останетесь в выигрыше.

Лучше всего бродить по Венеции пешком – бродить по узким набережным, шататься по "калле"/ calle – игрушечным улочкам, выходящим на площади-поля/ campo, переходить по мостам через каналы. По ним курсируют речные трамвайчики "вапоретто" (vaporetto), а Большой канал (70 м шириной и 3800 м длиной) можно перейти по мосту Риальто – самому величественному мосту города, можно пересечь на пароме, что куда дешевле, чем в гондоле, – правда, и романтика уж не та, совсем не та.

В этом городе невозможно заблудиться: на домах рядом с номером – таблички с перечнем достопримечательностей и направлением движения. Забавно, но довольно удобно… Ищем надпись Piazza San Marco и указующий перст – нам туда, впрочем, как и всем. Долго искать не придется. Огромная (по здешним меркам) площадь Святого Марка, покровителя Венеции, с таким же огромным пятикупольным собором и башней-колокольней, с дивной красоты Дворцом дожей терпеливо поджидает в самом центре города. С востока к Дворцу примыкает знаменитый мост Вздохов (Ponte dei Sospiri), связывавший дворец со зданием тюрьмы, где кто только не томился и вздыхал, например, в XVIII веке – уроженец Венеции, знаменитый авантюрист, писатель, покоритель женских сердец Джованни Джакомо Казанова.

С одной стороны, в Венеции есть что-то унылое, тоскливое – что-то такое, что роднит его с нашим Петербургом, пытающимся блеснуть былым величием давно облезших дворцов с загадочными и неизвестно как попавшими в спальни, кабинеты и столовые бобринских, юсуповых, воронцовых какими-то почти трагифарсовыми Главрыбами или Центрцементстроями… Не потому ли Бродский так хотел быть похороненным именно здесь? И похоронен – на кладбище Сан-Микеле, на самом тихом острове, в тени кипарисов и эвкалиптов. Если сесть на вапоретто у Fondamente Nuove, то через пару минут можно туда добраться. Вход свободный, и даже схемка захоронений бесплатная (заметим, что тут же покоятся Стравинский и Дягилев)… Здесь уместнее будет граппа (итальянская виноградная водка) – чем еще можно помянуть первого члена тайного союза поклонников вольной Венеции и обладателя почетного титула "Персона Grappa"?

Так и будем жить, заливая мертвой
водой стеклянной графина мокрый
пламень граппы, кромсая леща, а не
птицу-гуся, чтобы нас насытил
предок хордовый Твой, Спаситель,
зимней ночью в сырой стране…

В качестве поминального столика может послужить надгробная плита сэра Артура Кларка, посла Великобритании в Венеции. По непонятным соображениям (или благодаря прозорливому предвидению?) сэр Кларк заказал себе надгробие в виде стола на четырех мраморных тумбах…

С другой стороны, Венеция всегда как бы беременна праздником – он вот-вот, он на подходе, и все в предвкушении, в возбуждении ожидания. Здесь все пропитано театральной реальностью и реальной театральностью. Воспринимается как нечто само собой разумеющееся, что здесь родились и реформатор итальянского театра Карло Гольдони, исключительно на сюжеты которого писал свои оперы Вивальди, и его антагонист Карло Гоцци, создатель оригинального жанра театральной воолшебной сказки – фьябы. Натурален в своей странной неестественности и венецианский карнавал, когда в феврале в промозглом сыром городе площади, улицы, каналы и мосты превращаются в единую, окутанную туманом сцену, где разворачивается действо с участием сотен и тысяч Арлекинов, Пьеро, Панталоне и Коломбин. Ощущение тысячи мутных зазеркалий. Притягательное и пугающее… А что, собственно, вы хотите? За жарой и плотскими радостями – милости просим в знойную Бразилию.

Хорошо в Венеции летом, однако совсем неплохо в ней и зимой. Да – сыро, да – мокро, да – дождливо, зато нет толп туристов, можно, наконец-то, увидеть венецианцев и разглядеть венецианок, цены в ресторанах и в магазинах значительно ниже, в отелях тепло, потому как хорошо топят, к гостям относятся приветливее, потому что их куда как меньше, а владельцы маленьких гостиниц и пансионов в борьбе за постояльцев предлагают нереальные скидки. Пустуют и рестораны города, куда мы сейчас с вами и отправимся.

В отличие от местных жителей и заполошных туристов, мы никуда не спешим – мы здесь для того, чтобы насладиться стариной, вдохнуть полной грудью свежий, солоноватый, морской воздух, посидеть в уютных ресторанчиках, тратториях, пиццериях и кафе. Можно, конечно, и прямо на площади Святого Марка, хотя туда нам как раз не надо – цены по итальянским меркам атомные (хотя для нас они практически не отличаются от цен рядового финского ресторанчика где-нибудь в Иматре)! Кстати, они почти везде будут таковыми – особенно остерегайтесь заведений, где перед входом не вывешено меню. Ну, а если вы все же собрались гульнуть, закажите каппуччино и пирожное в Caffи Florian – самом именитом на Сан-Марко – как это делал Байрон (постарайтесь выбрать столик с видом на площадь или на самой площади), а обедать отправляйтесь (тоже как он) через площадь в Quadri – роскошная обстановка, тончайший фарфор, фамильное серебро и многозначные цифры в правой части меню. Не обед, а дорогой туристический аттракцион…

Тем не менее, венецианская кухня может быть превосходной – лучшие заведения расположены на улочках районов Кастелло, Дорсодуро, Сан-Поло и Санта-Кроче, в стороне от туристских троп. Поищите надпись coperto (комплексный обед), или menu turistico (туристическое меню) – их стоимость, как и качество, сильно колеблются, однако за разумные деньги можно получить полный обед и напиток (заказ а la carte поднимает цены раза в полтора-два)… Умеренные цены и в ростиччериях – ресторанах самообслуживания, а треугольные венецианские сандвичи «трамецци»/ tramezzi с самой разнообразной начинкой или пиццу, которую здесь едят, запивая пивом (а совсем не вином!), можно получить буквально на каждом углу. Для гурманов наводка: венецианцы говорят, что лучшую пиццу и «пасту» подают в Pizzeria all'Anfora на Lista dei Bari 1223 (от вокзала через мост Scalzi) и в Pizzeria Alle Oche на calle de Tentor 1552-B (по соседству с campo San Giocomo dell'Orio). А самое вкусное мороженое – в Gelati Nico на Fondamenta Zattere 922.

Поищите Osteria Al Nono Risorto на Campo San Cassiano. Это непритязательное, но вполне заслуживающее уважения заведение выпекает свой собственный хлеб и отпускает его через маленькое оконце, выходящее на канал. Особо советуем попробовать хлеб с оливками, вялеными помидорами, базиликом и травами. Плотоядно впиваешься зубами в толстую хрустящую корку, и не надо никакой другой еды. Как в юности… Белые ночи, истертые ноги, наждачная горечь бесконечного курева, и вдруг этот дух тепла и дома около хлебозавода у метро «Чернышевская». Мы перебрасывались остротами со сдобными озорными тетками, и они просовывали нам в зарешетчатое окно бракованные булки – просто так, даром. И не было еды вкуснее, да, похоже, уже и не будет…

На этой ностальгической ноте мы, пожалуй и остановимся. Продолжим завтра, тем более, что главная венецианская трапеза у нас впереди…

Все комментарии (0)

Ваш комментарий может быть первым

Спасибо за комментарий!
Мы отправили его на рассмотрению модератору. В скором времени он появится тут.

Привет,
дружище!