Call-center: 8 (800) 600-15-02

бесплатный звонок со всех телефонов

Для поиска статьи выберите кухню
или выберите тематику

На острове Таити

Поделиться с друзьями
        Сегодня многие страны мира празднуют День дураков, или в принятом нынче стиле «как бы кого не обидеть» День смеха. Точно сказать, где и когда возник этот праздник веселых розыгрышей, доподлинно неизвестно. Возможно, он восходит к античным Хилариям – весенним веселым празднествам в честь Великой матери богов Кибелы и возрождения ее любимца Аттиса.  Вот что пишет Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: «Относительно происхождения весьма распространенного почти во всей Европе обычая обманывать 1 апреля своих знакомых, посылая их в разные стороны под различными предлогами (фр. poisson d' avril, англ. april-fool, нем. Aprilnarr, шотл. gowk), существуют различные мнения. До сих пор его обыкновенно объясняли воспроизведением судьбы Спасителя, присылаемого от Анны к Каиафе, от Пилата к Ироду. Это объяснение основывалось на том факте, что в Средние века во время праздника Пасхи, часто бывающего в апреле, эта сцена входила в состав религиозных представлений (мистерий). Другие видели в этом только намек на изменчивость апрельской погоды».

   Французская «апрельская рыбка», вероятно, связана с пасхальными мистериями, поскольку символом христианства долгое время служило изображение рыбы (ее греческое название – сокращение фразы «Иисус Христос, Сын Божий, Спаситель»). Хотя Александр Дюма в «Кулинарном словаре» предлагает другую версию: «Некоторые знатоки этимологии считают, что когда-то французы говорили не «апрельская рыба»/ poisson d’avril, а «апрельские страсти»/ passion d’avril, имея в виду страсти Христовы, которые начинались 3 апреля: так, за счет искаженного произношения и получилась «первоапрельская рыба». До сих пор французы подшучивают над своими Друзьями, незаметно цепляя на спину к одежде вырезанную из бумаги рыбу (сравните наше: «Посмотрите, у вас вся спина белая…»). Кондитеры, пользуясь случаем, делают фигурки в виде рыбок из шоколада, марципана и сахара. В Эльзасе распространены формы для выпечки в виде рыбы. Похоже, так подшутили и над бедным французским художником, великим представителем постимпрессионизма Полем Гогеном (1848–1903). Дружки-импрессионисты, видимо, решили подшутить над ним и 1-го апреля 1891 г. посадили в Марселе на корабль, который направлялся на остров Таити. Наверняка, бумажную рыбу на спину ему все-таки повесили. Гоген отомстил шутникам, создав на этом сказочном острове свои лучшие картины (сходите при случае в Эрмитаж, а то И.А. Антонова грозится забрать коллекцию нового западного искусства в Москву).

     Вот мы и отправимся сегодня ради шутки… на Таити. Ведь мало кто из вас там побывал и немногие, скорее всего, доберутся.  

На острове Таити

«Таити, Таити… Не были мы ни в какой Таити  – нас и здесь неплохо кормят».

«Возвращение блудного попугая» Александр Курляндский

   Мы не будем уподобляться нелюбознательному герою мультика и, хотя, возможно, нас тоже здесь на Родине неплохо кормят, поинтересуемся, чем же кормят на «райском острове». Этим эпитетом наградили Таити европейские мореходы, ошеломленные его ароматным «благорастворенным» воздухом, дивным климатом (тут не слишком жарко, а в сезон дождей тропические ливни не часты), восхитительными пейзажами, буйной растительностью, юными дамами, «приятными во всех отношениях» (особливо в доступности) и обилием еды, в буквальном смысле свисающей с деревьев. Блаженное ничегонеделанье… Сущий рай на земле. Правда, испанцам, первым европейцам, заглянувшим на остров в 1606-м, так не показалось: рай в их понимании – золото, золото и еще раз золото, а его-то на острове не оказалось, посему проку в Таити они не нашли и гордо, как и полагается испанцам, удалились…

   Более практичные британцы, приглядевшись повнимательнее, узрели немалую пользу в земных дарах острова. Неутомимый мореплаватель Джеймс Кук поведал в своих путевых заметках о таитянском «хлебе, растущем на деревьях», то бишь плодах хлебного дерева. Эти заметки попались на глаза английским плантаторам в Вест-Индии, и те быстро сообразили, что «хлеб», дарованный природой, обойдется куда дешевле обычного, который приходилось закупать для прокорма черных рабов, гнущих спину на плантациях сахарного тростника. Вскоре петиция о выгоде разведения хлебного дерева была направлена английскому королю Георгу III. Найдя доводы плантаторов убедительными, Его Величество повелело адмиралтейству снарядить на Таити корабль, дабы доставить в Вест-Индию саженцы питательного растения. И вот 29 ноября 1787 года корабль с многообещающим названием «Баунти» («Щедрый подарок»), под командованием 33-летнего лейтенанта Уильяма Блая, отправился в далекое плавание.

   Простое, казалось бы, дело, обернулось трагически-героическими событиями, известными как «мятеж на «Баунти». На обратном пути команда взбунтовалась (уж больно хорошо было на Таити) и высадила Блая с 18-ю сторонниками в баркас, «гуманно» снабдив небольшим количеством провизии, воды и хорошим пинком под зад. Однако, изгнанники сумели не сгинуть в море, достичь голландской колонии на одном из островов Индонезии и оттуда вернулся в Англию. События получили широкую огласку, сам Байрон не погнушался обмакнуть перо в чернила и разразиться поэмой на животрепещущую тему, не забыв упомянуть, что на острове «растет готовый хлеб на ветках, словно плод». К слову сказать, Блай был вновь послан за вожделенными саженцами, и несгибаемый мореман таки привез их на Ямайку, где они отлично прижились и стали плодоносить. Одна беда – черным рабам «готовый хлеб» не пришелся по вкусу, и есть его они категорически отказались… 

   Похоже, и нам, самое время познакомиться с этим пресловутым деревом. Бредфрут, или хлебное дерево обыкновенное, (Artocarpus altilis) – растение рода артокарпус семейства тутовых. Дерево довольно высокое (до 20 м) с крупными кожистыми листьями, невзрачными цветками, но зато с внушительными (до 4 кг) округлыми или овальными плодами, точнее соплодиями, с бугристой зеленой или желтой кожурой и сладковатой крахмалистой мякотью бледно-желтого цвета (дикие растения с семенами, культурные сорта чаще без оных). Плоды, также известные как бредфрут, на Таити называют uru, они с древних времен были основным продуктом питания жителей Полинезии. Сегодня на Таити и других островах Полинезии выращивают около 40 сортов бредфрута, из них наиболее ценятся puero (с плотной мякотью и ореховым вкусом), ma’ohi (с белой мякотью), autia (с очень нежной мякотью) и paea (с соломенно-желтой мякотью). Плод считается созревшим, когда сквозь кожу начинают проступать капельки белой клейкой жидкости. Уру можно есть сырым, запекать, жарить, варить. Да и вообще все части хлебного дерева шли в дело: из древесины ладили каноэ, клейким соком заделывали в них щели, листья и кору применяли в лечебных целях.

   Естественно, на Таити надо всенепременно отведать бредфрут. Можно заказать немного в качестве горячей закуски. Чтобы с вами не приключилась история, подобная той, что вышла с ямайскими рабами, советуем начать с пюре – некий подслащенный вариант родимого картофельного.

Пюре из Бредфрута

675 г очищенного спелого нарезанного бредфрута; 3 ст. л. кокосового молока; немного растительного масла; нарубленная луковица; соль. 

В большой кастрюле довести подсоленную воду до кипения и варить бредфрут примерно 10 минут до мягкости. Тем временем разогреть в сковороде растительное масло и равномерно подрумянить лук. Откинуть бредфрут на дуршлаг, переложить в сковороду и размять вилкой, подлив кокосового молока и приправив солью. Подать горячим.

    Во многих заведениях предлагают бредфрут, жаренный во фритюре. Этот вариант, возможно, вам понравится больше.

   Второе по значимости растение – кокосовая пальма. Не зря же полинезийцы называют ее «деревом жизни», да и заселяли люди вначале лишь те острова, где она росла, позднее стали высаживать сами. В морских странствиях жидкость незрелого кокоса заменяла им пресловутую «кока-пепси-колу», а спелый орех давал калории. Стройные стволы шли на постройку, листьями крыли крыши. Для каждой стадии спелости кокоса в таитянском языке есть свое слово и, соответственно, предназначение. Неспелые орехи/ nia охлаждают – холодная чуть сладковатая жидкость отлично освежает и утоляет жажду. На этой же стадии орех идеален для изготовления кокосового молока – мякоть измельчают, заворачивают в ткань и отжимают «молоко», с которым готовят рыбу, свинину, курятину, овощи, сласти. Полуспелые кокосы/ omoto используются в лекарственных целях – из них делают знаменитое средство от всех хворей – ra’au Tahiti. Спелые, опавшие на землю орехи/ opaa служат источником кокосового масла, которое используют и в кулинарных, и в косметических целях.

   Познакомимся теперь с популярными клубнеплодами. Во-первых, таро/ taro (или tarua) – растение из рода колоказия семейства аронниковых, или ароидных. Жители острова говорят просто: «нет таитянской пищи без таро», а английский писатель Роберт Луис Стивенсон высокопарно окрестил его «королем клубнеплодов». Клубни таро весом до 4 кг варят и запекают, готовят сладкие блюда, молодые листья/ potaare едят как овощ. На Маркизских островах сохранился самый древний способ сбережения таро – клубни запекают, затем толкут, помещают в глубокую яму, где «тесто»/ popoi бродит несколько месяцев, по мере необходимости его достают и запекают в листьях (почти квасной хлеб). Полинезийцы верят в волшебную силу таро, дескать, он придает мощь и энергию, – в старину его ели перед битвами, а теперь перед гонками на каноэ. Сегодня в Полинезии культивирую около 30 видов таро. Листья и молодые побеги одного из них, так называемого «полинезийского шпината»/ fafa, варят в подсоленной воде и традиционно подают к курятине, а часто и к жареной свинине.

   Во-вторых, ямс/ ufi – растения из рода диоскорея, его клубни содержат до 30% крахмала, весят от 4 до 8 кг, а у некоторых видов достигают длины 2 м и веса 80 кг. Их едят так же, как картофель (ядовитые вещества, содержащиеся в клубнях некоторых видов, при тепловой обработке разрушаются). Ямс – обычный незатейливый (!) гарнир к рыбе и мясу.

    В-третьих, батат, или сладкий картофель/ umara, uma’a, – растение из рода ипомея. Правда, ботаники до сих пор не могут прийти к согласию по поводу его происхождения – одни считают, что он рос в Полинезии задолго до появления европейцев, другие – что его завезли испанцы на Маркизские острова в XVI в. Батат с красновато-фиолетовой мякотью – плотный, с ним можно обращаться так же, как с картофелем (в том числе жарить во фритюре), а вот батат с желтой мякотью хоть и слаще, но быстро разваривается и разваливается, поэтому его обычно готовят в мундире.

     Нельзя обойти вниманием и съедобный маниок, или кассаву (Manihot esculenta),  – растение из рода маниок семейства молочайных. Его клубни (длиной до 1 м и весом до 15 кг) содержат до 40% крахмала. Из них получают крахмал, муку и крупу, известную как тапиока, или маниоковое саго. Маниоковый крахмал широко используется в таитянской кухне как загуститель.

     Стоп! Наш обычный объем подошел к концу. Снимаем со спины бумажную рыбу и сообщаем вам по секрету, что писали эту статью всерьез и вечером. Дело в том, что во всех странах дурачить друг друга после полудня – дурной тон. Недаром таких запоздалых шутников французы называют настоящими «апрельскими дураками»… так что все написанное выше – чистейшая правда. А завтра – уже сам Бог велел. Тем более, не зря же мы забрались в такую даль – здесь и пары дней будет маловато, хотя мы все-таки постараемся уложиться…

 

 

Все комментарии (0)

Ваш комментарий может быть первым

Спасибо за комментарий!
Мы отправили его на рассмотрению модератору. В скором времени он появится тут.

Привет,
дружище!